Одинокие туфли

Эта история случилась в 90е, когда за вином ходили к выездной бочке с чайниками, а разбавленное пиво наливали в специализированных ларьках. Вечер...Общага... Скучно... Хочется выпить... Остались деньги от вчерашнего перевода родителей, 22 года, в голове - ветер, в штанах - постоянное желание, скоро должен прийти кореш, моя очередь его угощать. Сбросив тапочки, одел ботинки на голую ногу, не шнуруя, отправился в соседний подъезд за очередной порцией дешевой барматухи. Постучав в комнату номер 35, услышал громким мужской грубый мат: "Что за ганд-н стучит? Дверь открыта, заходи!" Я проскользнул в приоткрытую дверь, на кухне, за большим, полностью заставленным грязной посудой столом, сидел здоровенный детина, лет 45, его ручищи напоминали лапы кинконга, а бритая голова со шрамом на все лицо наводила ужас на всех, кто к нему заходил, в том числе  и на меня. "Что надо?",-спросил детина по имени Виктор. "Винца бы...",- ответил я, пряча глаза. "Сколько?",-продолжил барыга. "Пять бутылок, жду гостей!". Мужик встал из-за стола и ушёл в смежную комнату. Звон бутылок дал понять, что он возвращается. Я залез в свой брючный карман, достал смятые купюры и начал считать. Когда детина зашёл, я закончил подсчёт, денег на пять бутылок не хватало. По суровому взгляду Вити, я понял, что говорить об этом мне не стоит. Положив деньги на грязный стол, я протянул руки к алкоголю, параллельно говоря несвязанные фразы: "Занесу остальное... Сейчас...Только отнесу пузыри в свою комнату." Горилла усмехнулся, его резкий крик: "Ирка, сучка, а ну иди сюда", сильно напугал меня, но я не подал вида. Вскоре из смежной комнаты появилась женщина приятной внешности, однако выражение ее лица говорило, что Ирочка не просыхает. "Шуруй с этим соседом, забери остаток и мигом домой",-рявкнул Виктор. "Ага, счас подорвалась, только пятки засверкали," - съехидничала женщина. Затрещина прилетела так быстро, что даже я не успел отреагировать, Ирочка покинула комнату раньше меня, придерживая затылок своей худенькой рукой. Я направился следом, с одной мыслью - донести бутыли не разбив их. Открыв ключами свою дверь, пропустив даму вперёд, снял ботинки, влез в свои рваные тапочки и пошлепал к кровати, на которую свалил весь свой скраб в виде пяти зелёных бутылок алкоголя. Ирочка плюхнулась в зашарпанное кресло, закинув одну ногу на другую, оголив при этом не только колени, но ещё и правое бедро, небрежно достала сигарету из мятой пачки, начала осматривать комнату в поисках огнива. Я протянул зажигалку к ее лицу и не дожидаясь извлёк пламя, дама глубоко затянулась и задала вопрос, которого я ну ни как не ожидал: "Не соизволите угостить даму бокалом красного вина?" "Пожалуйста," -ответил я, доставая запылённые гранённые стаканы. Вскрыв перочинным ножом пластиковую пробку, наполнил обо стакана почти до краев. Она привстала, взяла один из двух, что был менее полным и снова опустилась в кресло. Ее ноги были разведены в стороны так широко, что позволяло мне видеть её яркие фиолетовые трусики. Мой организм не произвольно отреагировал на это заметным напряжением в области ширинки. Я залпом осушил гранённый бокал и повторно его наполнил до края. Пододвинув стул, сел на против, я уже ни о чем не думал, кроме желания овладеть той особой, которая заигрывающе смотрела на меня, выпуская плотные клубы дыма в мою сторону. Я также легко и быстро расправился со второй порцией и теплота начала быстро согревать меня изнутри. Вылив остатки вина в стакан я пододвину стул настолько близко, что одна моя нога оказалась между ее ног. Ирочка не поменяла позу, мне даже показалась, что она специально своей ногой облокотилась на мою. Мы с ней о чём-то говорили, но я уже ее не слышал, я был погружён в свои желания. Не сдерживая себя, положил руку на ее колено. Ирина замолчала на секунду, но тут-же продолжила, как ни в чем не бывало тараторить о своих каких-то глупостях. Моя рука начала опускаться по ее ноге в глубь, мои пальцы оказались точно между ее ног, тактильно я ощутил, как сквозь шелковые трусики проступают плотно смыкающие губы. Я встал, отодвинул стул и опустился на колени, Ирина поняла мои намерения, приподнялась в кресле, мои руки моментально произвели движения при котором трусики были спущены ниже колена. Подняв поочередно свои стройные ножки, она осталась без нижнего белья. Мой средний палец смоченный моей слюной раздвинул её половые губы и начал своё погружение, однако очень быстро наткнулся на какое-то препятствие. Боже, что это подумал я, извлекая из ее влагалища кусочек какого-то материала. Им оказалась обычная вата, до меня сразу дошло, что это месячные, вот не пруха подумал я, но останавливать на этом я не собирался. Легкий волнующий запах наполнил мои лёгкие, желание овладеть ею осталось, но настройка стойкости организма привела к сбою. Мы перешли на кровать, оставив у кресла только ее влажные трусики и белые, немного потертые туфли. Сигарета медленно тлела и выпускать её из своих рук, Ирина не собиралась. Развернув ее к себе задом, поставил на колени и стал пристраиваться с надеждой, что возбуждение придёт, как только часть моего орана погрузится в её влажную вагину. Но возбуждение не пришло, страх от громкого удара в дверь развеял все мои желания так быстро, что я даже не успел опомниться. Я отпрянул на край кровати и судорожно стал одеваться. Стук не прекращался ни на секунду, да это был Витя, та страшная горилла, у которой я прибрел алкаголь. Вдруг наступила тишина сквозь которую громкий голос за дверью произнёс: "Если не откроешь сейчас, я вынесу эту чёртову дверь с петлями, а вас, суки, спущу с третьего этажа через окно!" Ирина натягивала свои трусы дрожащими руками, когда я открывал дверь. 'Оно' вошло, как большое облако, закрыв собой весь свет. Отпрянув в сторону я с ужасом наблюдал, как рука барыги, в виде огромной кувалды сбила Ирину с ног одним ударом. Намотав ее длинные волосы на руку, Виктор потащил её неподвижное тело по направлению к выходу. Ее туфли ещё долго стояли у дверей, напоминая тот тревожный вечер, но к моей радости, за ними никто так и не пришёл. 

 18.02.2017
 (18 просмотров)
Top